Фактическое задержание подозреваемого

Фактическое задержание

Фактическое задержание подозреваемого

В соответствии с законом задержание подозреваемого есть мера процессуального принуждения, срок которой исчисляется с момента фактического задержания. Момент фактического задержания – это момент  фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления (п. п.

11, 15 ст. 5 УПК РФ). Задержание состоит в помещении лица в специальное учреждение – изолятор временного содержания (ИВС).

Однако момент “фактического лишения свободы передвижения” может существенным образом расходиться во времени с моментом помещения в ИВС и  с моментом доставления к следователю (дознавателю).

Правила внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел (утверждены Приказом МВД России от 26 января 1996 г. N 41, согласованы с Генеральной прокуратурой РФ 3 января 1996 г.) в п. 2.

3 до настоящего времени содержат указания о том, что срок задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, исчисляется с момента доставления его в орган дознания или к следователю, а если задержание производится на основании постановления о задержании, вынесенного органом дознания или следователем, то с момента фактического его задержания.

Действующая формулировка может читаться по разному, так как “фактическое лишение свободы передвижения” можно толковать по-разному.

1. Это физическое удержание, захват лица сотрудниками милиции или иного компетентного органа, которое может производиться на месте происшествия или при обнаружении лица, находившегося под подозрением.

Однако: во-первых, в момент обнаружения происшествия зачастую весьма сложно определить, есть ли событие преступления; во-вторых, в любом случае момент физического удержания преступника при задержании его с поличным всегда предшествует моменту возбуждения уголовного дела.

Уголовное дело нельзя возбудить на месте, так как необходимо получить согласие прокурора на его возбуждение; в-третьих, с момента удержания до момента доставления к следователю (дознавателю) может пройти достаточно много времени.

Включать это время в срок задержания недопустимо, так как следователь (дознаватель) не имеет возможности принять какое-либо решение относительно данного лица и никаких процессуальных действий в это время не производится.

2. Это момент доставления в орган внутренних дел. Такая позиция тоже спорна. Процессуальное лицо (следователь, дознаватель) не в состоянии контролировать, кого, когда и по какому поводу доставляют в ОВД.

Обязывать включать в срок задержания, обозначенный в протоколе, все то время, которое доставленное лицо находится в ОВД, невозможно, так как в этом случае протоколом процессуального задержания будут прикрываться нарушения законности, которые допускаются при длительном нахождении задержанных в ОВД без какого-либо документального оформления.

На момент доставления лица в ОВД перспектива возбуждения уголовного дела часто остается  туманной, требуется предварительное, хотя бы краткое, разбирательство.

3. С момента доставления к следователю (дознавателю). Считаем, что этот момент наиболее  точно считать  задержанием, так как именно с доставления к следователю начинают совершаться процессуальные действия в отношении задержанного, составляется протокол и т.д.

Задержание должно иметь процессуальные основания, перечисленные в ст. 91 УПК РФ, а их наличие может быть выяснено только после доставления к следователю. Задержание лица в качестве подозреваемого до установления в деле таких оснований не соответствует закону.

Закон отсчитывает время составления протокола задержания именно с момента доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору (ч. 1 ст. 92 УПК РФ).

Если лицо после доставления к следователю не освобождается, это и означает, что произошло фактическое лишение его свободы передвижения по процессуальным основаниям.

4. С момента составления протокола задержания. Здесь нужно учитывать, что протокол может быть составлен в течение 3 часов после доставления к следователю (ч. 1 ст. 92 УПК РФ), образец протокола задержания предусматривает возможность расхождения во времени между составлением протокола и задержанием в качестве подозреваемого.

5. С момента помещения в ИВС. Такой вариант неприемлем, так как помещение в ИВС возможно только на основании протокола задержания, а протокол составляется по факту уже состоявшегося задержания.

Задержание подозреваемого является процессуальным действием с  момента, когда лицо доставлено к следователю (в орган дознания).

С этого момента начинается фактическое лишение подозреваемого свободы передвижения по процессуальным основаниям,  с него следует исчислять срок задержания и указывать это время в протоколе задержания.

Физическое удержание лица до этого момента нельзя рассматривать как процессуальное задержание подозреваемого, а следует трактовать как  деятельность, которая может быть направлена на пресечение преступных действий и лишение правонарушителя возможности скрыться.

Если задержание подозреваемого производится по возбужденному уголовному делу по письменному  (постановлению) следователя (дознавателя), то момент фактического задержания определяется моментом фактического захвата лица.

Говоря о фактическом задержании подозреваемого, сравним его с административным задержанием. Административное задержание относится к мерам обеспечения производства по делам об административных правонарушениях (ч. 1 ст. 27.1 КоАП РФ).

Административное задержание – это кратковременное ограничение свободы физического лица, которое может быть применено в исключительных случаях, если это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении, исполнения постановления по делу об административном правонарушении (ст. 27.3). Об административном задержании составляется протокол (ст. 27.4).

Административный закон различает административное задержание и доставление. Доставление есть принудительное препровождение физического лица в целях составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, если составление протокола обязательно.

Доставление должно быть осуществлено в возможно короткий срок. О доставлении составляется протокол либо делается соответствующая запись в протоколе об административном правонарушении или в протоколе об административном задержании (ст. 27.2 КоАП). Таким образом, доставление по сути есть физическое удержание правонарушителя и доставление его в милицию.

При этом срок, в который осуществляется доставление, зависит от обстоятельств дела.

Как видим, административное законодательство более четко определяет понятие задержания, отграничивая его от доставления: как только закончено доставление, начинается задержание.

При сегодняшнем законе возникает необходимость в документировании факта доставления к следователю, дознавателю, так как в течение 3 часов с этого момента должен быть составлен протокол задержания.

Закон не устанавливает, каким именно документом подтверждается время доставления к следователю и дознавателю. На практике иногда составляется рапорт, иногда делается указание в протоколе задержания.

В соответствии с законом задержание до возбуждения уголовного дела недопустимо. Данное положение закона исключает двусмысленное толкование и признается как теорией, так и практикой. Утверждения о том, что задержание возможно и до возбуждения уголовного дела, противоречат закону.

Задержание, в соответствии с ч. 4 ст. 146 УПК, не входит в число следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего. Возможность задержания до получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела влекла бы злоупотребления и нарушения законности.

Однако закон не разъясняет, как быть с лицом, задержанным на месте преступления или “по горячим следам”, когда согласие прокурора на возбуждение уголовного дела еще не получено.

На практике, как известно, это вызывает проблемы, так как заподозренное лицо приходится каким-то образом удерживать на нелегальных основаниях.

На практике в таких случаях указывают на возможность задерживать подозреваемого до получения согласия прокурора на срок до 3 часов, руководствуясь, очевидно, ч. 1 ст. 92 УПК.

Однако в этой  норме говорится о времени, которое начинается с момента доставления к следователю и в течение которого должен быть составлен протокол задержания.

Это уже процессуальная деятельность, которая не может осуществляться до возбуждения уголовного дела.

https://www.youtube.com/watch?v=EoYvkW0Z7Gk

В  литературе предлагается и другой вариант: считать деятельность по задержанию лица по подозрению в совершении преступлений административной до момента возбуждения уголовного дела.

Введение процессуального института доставления могло бы стать решением проблемы.

Доставление было бы мерой принуждения, ограничивающей свободу передвижения лица, но ни в коей мере не связанной с его изоляцией от общества, осуществляемой при необходимости до возбуждения уголовного дела.
 

Источник: http://www.top-advokat.ru/ugolovniy/fakticheskoe-zaderjanie.htm

Задержание подозреваемого

Фактическое задержание подозреваемого

Задержание подозреваемого — мера процессуального принуж­дения, применяемая органом дознания, дознавателем, следова­телем на срок не более 48 часов с момента фактического задер­жания лица по подозрению в совершении преступления (п. 11 ст. 5 УПК).

Сущность задержания состоит в кратковременном лишении подозреваемого в совершении преступления лица свободы, ко­торое, в силу своей неотложности не требует для его примене­ния судебного решения.

Закон устанавливает целый ряд гарантий законности и обос­нованности задержания, четко регламентируя условия, основа­ния, мотивы, сроки и порядок задержания (ст. 91-96 УПК).

Основания задержания:

Лицо может быть за­держано только по подозрению в совершении такого преступ­ления, за которое предусматривается наказание в виде лишения свободы (ч. 1 ст. 91 УПК), при наличии одного из следующих оснований:

    1. когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;
    2. когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;
    3. когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

При наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо

    • пыталось скрыться, либо
    • не имеет постоянного места жительства, либо
    • не установлена его личность, либо
    • если следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

“Иные данные” – фактические дан­ные (доказательства), косвенно указывающие на причастность лица к преступлению. К ним могут относиться:

    1. показания сви­детелей и потерпевших, не являвшихся очевидцами преступле­ния, из содержания которых следует, что это лицо причастно к совершению преступления;
    2. показания обвиняемых, подозре­ваемых о соучастниках;
    3. результаты следственных действий, указывающие на причастность к совершению преступления конкретных лиц;
    4. материалы ревизий, инвентаризаций;
    5. сходст­во по приметам, указанным потерпевшим, свидетелем и т. д.

Поскольку «иные данные» менее определенны, чем основа­ния для задержания, закон связывает задержание при наличии этих данных с определенными условиями (попыткой лица скрыть­ся, отсутствием у него постоянного места жительства, отсутст­вием документов, устанавливающих личность подозреваемого). Наличие этих условий делает необходимым задержание, так как придает ему неотложный характер и повышает обоснованность предположения о причастности лица к преступлению.

Следует обратить внимание на то, что если же существует одно из ус­ловий (например, лицо не имеет постоянного места жительст­ва), но отсутствуют «иные данные», дающие основания подоз­ревать лицо в совершении преступления, то уголовно-процес­суальное задержание недопустимо.

Следует различать фактическое задержание и задержание по правилам, установленным уголовно-процессуальным законом.

Фактическое задержание означает захват лица и принудитель­ное доставление его в органы дознания или к следователю.

Право уголовно-процессуального задержания в порядке, уста­новленном УПК, принадлежит только должностному лицу или органу, наделенному данными полномочиями в соответствии с законом.

Если лицо было задержано непосредственно при соверше­нии преступления (т. е.

до возбуждения уголовного дела), то фактический захват определяется моментом фактического ограничения свободы передвижения (с этого момента начинается течение сроков задержания), но в течение трех часов после до­ставления такого подозреваемого в орган дознания или к сле­дователю должны быть вынесены постановление о возбужде­нии уголовного дела (при наличии соответствующих основа­ний) и составлен протокол задержания. С момента составления протокола задержания лицо следует считать подвергнутым уго­ловно-процессуальному задержанию.

Избрание меры процессуального принуждения и выбор ее вида — это право, а не обязанность лиц, ведущих судопроиз­водство.

Закон устанавливает, что соответствующее должност­ное лицо вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления при наличии установленных законом условий и оснований.

Право превращается в обязанность лишь тогда, ко­гда появляются мотивы, обусловливающие необходимость за­держания в данном конкретном случае.

Мотивами задержания могут быть:

    1. пресечение преступно­го деяния;
    2. предотвращение совершения новых преступле­ний;
    3. лишение возможности скрыться, уничтожить доказа­тельства или иным образом воспрепятствовать установлению обстоятельств уголовного дела;
    4. установление причастности (непричастности) задержанного к совершению преступления;
    5. своевременное решение вопроса об избрании в отношении задержанного меры пресечения в виде заключения под стражу.

Не допускается использование задержания как средства по­лучения от подозреваемого признания вины в совершении пре­ступления.

Срок задержания

Согласно ст. 94 УПК РФ срок задержания не мо­жет превышать 48 часов до судебного решения о применении судьей меры пресечения в виде заключения под стражу либо продления срока задержания в порядке п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК.

В соответствии с ч. 3 ст. 128 УПК при задержании срок исчисляется с момента фактического задержания, т.е. момента производимого в порядке, установленном УПК, фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступле­ния (п. 15 ст. 5 УПК).

Важность четкого определения момента фактического задер­жания состоит не только в том, что с его наличием связывается начало течения 48-часового срока задержания, но и в том, что в силу сформулированной Конституционным Судом РФ консти­туционно-правовой позиции с этого момента задержанный имеет право на пользование услугами защитника и на реализа­цию прав, предусмотренных ст. 46 УПК. В момент фактиче­ского задержания лица, подозреваемого в совершении преступ­ления, ему должно быть разъяснено право иметь защитника (п. 3 ч. 4 ст. 46 УПК).

Все сроки уголовно-процессуального задержания, за исклю­чением срока составления протокола задержания, исчисляются с момента фактического задержания. Для правильного исчисле­ния сроков требуется учитывать день, час и минуту фактиче­ского задержания.

УПК детально регламентирует порядок задержания подозреваемого, что является важной гарантией законности и обосно­ванности задержания и обеспечения прав задержанного.

Лицо считается подозреваемым с момента фактического его задержа­ния.

Закон не регламентирует срок, в течение которого лицо долж­но быть доставлено в орган дознания или к следователю. Пред­ставляется, что географические особенности и транспортная инфраструктура России не позволяют установить какой-либо пресекательный срок для этого действия.

Но несмотря на это, задержанный по подозрению в совершении преступления дол­жен быть доставлен в орган дознания или к следователю в тече­ние разумного срока, но не более 48 часов. Истечение 48-часо­вого срока является основанием для освобождения подозревае­мого (ч. 2 ст. 94 УПК).

После доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю в срок не более трех часов должен быть составлен протокол задержания (ч. 1 ст. 92 УПК).

В течение этого време ни должны быть собраны необходимые данные о задержанном (установлена его личность и т. п.

) и оформлены сведения об основаниях задержания (если ранее они не оформлялись, на­пример, в случае задержания лица при совершении преступле­ния).

В протоколе задержания указывается как дата и время со­ставления протокола, так и дата, время, исчисляемое в часах и минутах, место, основания и мотивы фактического задержания подозреваемого, результаты его личного обыска и другие об­стоятельства (ч. 2 ст. 92 УПК).

По смыслу этой уголовно-про­цессуальной нормы под другими обстоятельствами задержания подозреваемого следует понимать, в частности, сведения о при­менении физической силы, специальных средств, об оказании медицинской помощи задержанному, о наличии у него каких-либо телесных повреждений и тому подобное. В протоколе за­держания должны быть указаны все имевшие место такие об­стоятельства.

В протоколе делается отметка о разъяснении подозреваемому его прав. Протокол подписывается подозревае­мым и лицом, его составившим.

В случае необходимости подозреваемый может быть подвергнут личному обыску в порядке, установленном ст. 184 УПК (ст. 93 УПК). В отличие от установленной для производ­ства обыска традиционной процедуры (п. 6 ч. 2 ст.

29 УПК, ст. 182 УПК) подозреваемый может быть подвергнут личному обыску без вынесения соответствующего постановления, но лицом одного с ним пола и при участии понятых одного и того же пола с обыскиваемым (ч. 2 и 3 ст.

184 УПК).

В течение 12 часов с момента фактического задержания до­знаватель или следователь обязаны уведомить (ст. 96 УПК РФ):

  • прокурора (в письменном виде, ст. 92 УПК РФ);
  • кого-либо из близких родственников, а при их отсутствии – других родственников (предоставить возможность такого уведомления самому подозреваемому);
  • командование воинской части (при задержании подозреваемого, являющегося военнослужащим); в случае задержания сотрудника органа внутренних дел – начальник органа, в котором проходит службу указанный сотрудник;
  • секретаря Общественной палаты Российской Федерации и соответствующую общественную наблюдательную комиссию – при задержании подозреваемого, являющегося членом общественной наблюдательной комиссии, образованной в соответствии с законодательством Российской Федерации;
  • посольство или консульство иностранного государства, если подозреваемый является гражданином или подданным другого государства.

При необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания уведомление с согласия прокурора может не производиться, за исключением случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним.

Порядок и условия содержания подозреваемых определяются Федеральным законом «О содержании под стражей подозревае­мых и обвиняемых в совершении преступлений».

Основания и порядок освобождения задержанного

Основания и порядок освобождения задержанного установле­ны в ст. 94УПК. По постановлению дознавателя или следова­теля подозреваемый подлежит освобождению, если:

    1. не подтвердилось подозрение в совершении преступления;
    2. отсутствуют основания применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу;
    3. задержание было произведено с нарушением требований статьи 91 Кодекса.

По истечении 48 часов с момента задержания подозреваемый подлежит освобождению, если

    • в отношении его не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу либо
    • суд не продлил срок задержания в порядке, установленном п. 3 ч. седьмой ст. 108 УПК РФ.

Если постановление судьи о применении к подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу либо продлении срока задержания не поступит в течение 48 часов с момента задержания, то подозреваемый немедленно освобождается, о чем начальник места содержания подозреваемого уведомляет орган дознания или следователя, в производстве которого находится уголовное дело, и прокурора.

Если имеется определение или постановление суда об отказе в удовлетворении ходатайства дознавателя, следователя об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу, то копия этого определения или постановления выдается подозреваемому при его освобождении.

При освобождении подозреваемого из-под стражи ему выдается справка, в которой указываются, кем он был задержан, дата, время, место и основания задержания, дата, время и основания освобождения.

Подозреваемый подлежит освобождению по истечении 48 часов с момента задержания, если в отношении него не была избрана судом мера пресечения в виде заключения под стражу.

Исключение составляют случаи, когда судья по ходатайству од­ной из сторон откладывает окончательное принятие решения об избрании в качестве меры пресечения в виде заключения под стражу на срок не более чем 72 часа для представления зая­вившей такое ходатайство стороной дополнительных доказа­тельств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. Судья указывает в постановлении дату и время, до которых он продлевает задер­жание, которое признано судом законным (п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК).

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/zaderzhanie-podozrevaemogo

Задержание – схема и частые нарушения

Фактическое задержание подозреваемого

Вся СХЕМА уголовного дела – размещена здесь

ЗАДЕРЖАНИЕ

Начнем с задержания, хотя, как мы увидим дальше, уголовное дело совсем не всегда начинается именно с него.

Сам факт задержания по статье 91 УПК– это не просто неприятность, с которой начинаются злоключения обвиняемого, это важная отметка в уголовном деле, «всплывающая» потом во многих его местах.

К слову, в справке к обвинительному заключению будет фигурировать фраза – «задержан в порядке 91 УПК». Это же будет фигурировать и в материалах при избрании меры пресечения.

Да и задержанного это обстоятельство характеризует – одно дело, что он сам явился, другое дело, что его «привели под белы руки».

Иногда уголовное дело начинается сразу с задержания.
Дальше мы подробно разберем, что дело начинается с поводов и оснований (140 УПК). Но в процессуальном смысле задержание, это не повод и не основание – это скорее последствие.

Как бывает в жизни, поясним на очевидном примере:

«Наряд» приехал по вызову на место преступления и там, рядом с трупом несчастного потерпевшего, задерживает подозреваемого. Обстоятельства недвусмысленно говорят о том, что есть основания подозревать его в убийстве (в руках у него окровавленный нож, да и сам он при виде полицейских пытается бежать). Подозреваемого «пакуют» и привозят в отделение, где и оформляют бумаги.

Как это выглядит «по бумагам»:

Пишется рапорт, в котором указывается, что поступил сигнал, выехал наряд, задержан гражданин такой-то при таких-то обстоятельствах. Вот этот рапорт, а не факт задержания, и есть повод для возбуждения уголовного дела (сообщение о преступлении – п.3 ч.1 140 УПК).

Административное и уголовно-процессуальное задержание

Задержание может быть в рамках УПК, а может быть в рамках КоАП РФ (27.3 КоАП РФ) – административное задержание. Разница между этими видами задержания есть.

Часто сотрудники (например, «дпс-ники») сначала оформляют административное задержание, к которому они привычны. А потом оказывается, что дело серьезнее, чем предполагалось.

И здесь важно учитывать момент, когда «административка» превращается в уголовное задержание – поскольку и сроки разные, и права, и процессуальные последствия. Например, по «административке» срок задержания начинается только с момента «доставления в отделение» – ч.4 27.

5 КоАП, а по УПК срок идет с момента фактического задержания (ч.3 128 УПК), т.е. момента, когда человек физически ограничивается в праве на передвижение (подошли и попросили с «проследовать» – всё, срок пошел).

А момент этот важен – после фактического задержания появляется статус «подозреваемый» со всеми его правовыми нюансами, порядок закрепления доказательств меняется, срок зачитывается в наказание – всё это будет иметь значение, если административное дело превратиться в уголовное.

!!! Существенное нарушение: доказательства, полученные в административном порядке нужно обязательно превращать в доказательства, полученные в рамках УПК. Иначе они становятся недопустимыми (ч.1 75 УПК).

Например, протокол личного досмотра, составленного в рамках КоАП, не может вдруг непонятно как оказаться в уголовном деле – материалы административного дела нужно передать отдельным постановлением (пп.3 п.1.1 29.9 КоАП).

Также передаются и все значимые для уголовного дела материалы.

Когда человека можно задержать в уголовно-процессуальном порядке

Итак, задержать первого встречного просто так нельзя.

Разберем по полочкам норму 91 УПК: основания задержания.

Задержание в рамках УПК возможно не за любое подозрение, а только за подозрение в том преступлении, за которое можно «сесть» (т.е. предусмотрено лишение свободы как вид наказания).

Про «посадочные статьи» смотрим здесь (Посадочные статьи, для которых заключение под стражу предопределена).

Иначе говоря, если бабушки, торгующие цветами на улице, начали вдруг в друг друга плеваться и ругаться – задерживать их за это в порядке 91 УПК нельзя, слишком несерьезно.

Задержать человека можно если:

1) – он застигнут при совершении преступления или сразу после (как в вышеприведенном примере с убийством).

2) когда на него прямо укажут потерпевшие или очевидцы, как на лицо, совершившее преступление.

3) когда на нем, при нем (в одежде) или в его жилище будут обнаружены очевидные следы преступления.

4) и еще, (ч.

2 91 УПК) если – человек пытается скрыться, либо он БОМЖ (нет регистрации по месту жительства), либо не установлена его личность (нет документов и проверка по информационным базам ничего не дает), либо следователь уже собирается заключить его под стражу в судебном порядке (т.е. избрать меру пресечения – заключение под стражу). Однако, нельзя, например, задержать БОМЖа просто так без причины– нужно его сначала «заподозревать» в серьезном преступлении (это следует из формулировки ч.1 91 УПК).

Задержание свидетеля

Учитывая ч.2 91 УПК стоит упомянуть, что задержание может произойти и в ситуации, когда беду вроде бы особо ничего не предвещает, но вдруг…

Пример: свидетель вызван на допрос к следователю. Там он допрашивается, сразу же после этого следователь достает из-под стола постановление о привлечении его (бывшего свидетеля) в качестве обвиняемого.

А это уже основание для задержания, поскольку есть обвиняемый и можно запускать процедуру заключения его под стражу, которая с задержания и начинается (ч.2 91 УПК).

Подробнее можно прочитать здесь: Превращение свидетеля в обвиняемого, в чем опасность.

Процессуальные последствия задержания

Итак, человека задержали и «попросили проследовать куда надо». Срок задержания начинает отсчитываться с момента доставления в орган дознания или к следователю (ч.1 92 УПК).

Итак, человека задержали и попросили проследовать «куда надо». Срок задержания начинает отсчитываться с момента фактического задержания (ч.3 128 УПК.

) Этот момент важен тем, что если потом будет обвинительный приговор с реальным сроком заключения – то именно с этого момента и будет исчисляться срок наказания (например, человек два дня был задержан и сидел в изоляторе временного содержания – это минус два дня из срока наказания).

Кстати, право на адвоката появляется с момента фактического задержания (ч.3 128 УПК). Задержанный может пригласить своего защитника и если он не является в течении 24-х суток, то ему назначают «бесплатного» адвоката (ч.4 50 УПК).

На бытовом сленге – «бесплатный» или «государственный» адвокат. Хотя по факту никакой он не бесплатный (ему платят из бюджета и могут взыскать эти деньги с осужденного) и не государственный (в России нет государственных адвокатов).

На профессиональном сленге – адвокат «по 51-й» (от ст.51 УПК, устанавливающей случаи, когда адвокат обязателен, даже если денег у задержанного на своего адвоката нет).«Бесплатный» – не всегда плохой, бывают и настоящие, принципиальные адвокаты.

К сожалению, не всегда.

Подробнее об этом можно прочитать здесь: Псевдобесплатность назначенного адвоката: фактически его оплачивает осужденный.

Если задержанный никаких адвокатов не знает и знать их до этого момента не желал – то на это и дается право на звонок, пусть родственники экстренно ищут.

«Бесплатного» адвоката следователь попробует предложить сразу, чтобы сроки не тянуть. Но если задержанный упирается и «бесплатного» не хочет – будут сутки ждать его адвоката, без него допроса не получится. А после суток в деле автоматически появиться «бесплатный», если не явился «наемный».

Тут стоит помнить, что участие любого адвоката в первом допросе «цементирует» показания на этом допросе. Поэтому, если задержанный под защитой «бесплатного» адвоката во всем признался – то потом «наемный» адвокат замучается с этими признательными показаниями работать. Забрать назад признание – это очень и очень сложно, а оно (признание) всё равно является «царицей доказательств».

Подробнее об этом можно прочитать здесь: Фиксация показаний с помощью адвоката, чтобы исключить последующий отказ от них.

задача «оперов» и следователя на этом этапе – получить признание. Если оно есть, то за судьбу дела можно уже не особо переживать.

Отсюда и «перегибы на местах» – очень хочется дело закрепить признанием пока задержанный не пришел в себя, не «пошел в отказ», пока не «нарисовался» адвокат, нанятый небезразличными родственниками.

Очень много надежд защиты рушатся именно на этом моменте – если в деле есть протокол первого допроса с признанием вины в присутствии «бесплатного» адвоката, то для защиты дело «пахнет керосином».

Но продолжим по процессуальному порядку:

После доставления есть три часа, в течении которых должен быть составлен протокол задержания с разъяснением всех прав (ч.1 92 УПК).

!!! Существенное нарушение: довольно часто при назначении наказания в срок зачитывается время с момента составления протокола задержания. А момент составления протокола не то же самое что и момент фактического задержания.

Как установить этот срок фактического задержания ? Смотрим рапорты полицейских, смотрим объяснения и прочие документы в которых фигурирует более раннее время, по сравнению со временем в протоколе.

Конечно, для сокращения срока наказания зачет одного дня это «копейки», но важность не в этом, а в том, что такая ошибка может служить зацепкой, не позволяющей просто так «отфутболить» жалобу, например, при выборочной кассации (об этом далее).

В эти же три часа задержанному дается право на телефонный звонок (ч.1 96 УПК). Звонок происходит в присутствии сотрудников, чтобы исключить возможность сообщить товарищам «меня взяли, дело шьют, заметайте следы». Если задержанный никому звонить не хочет, следователь должен сам позвонить хоть каким-то известным родственникам (и сделать об этом отметку в протоколе).

Далее – в течении 12 часов о задержании уведомляется прокурор (ч.3 92 УПК), а при задержании спецсубъектов уведомляются и другие лица (ч.1 96 УПК) – например, посольство (если задержан иностранец), командование воинской части (если задержан военнослужащий) и пр.

Кстати, задержанное лицо автоматически становится подозреваемым (п.2 ч.1 46 УПК).

И последний срок – 48 часов (ч.2 94 УПК и ч.2 22 Конституции). До истечения этого срока задержанного нужно успеть арестовать в судебном порядке, т.е. избрать ему меру пресечения (108 УПК). Для таких случаев в районных судах всегда есть дежурный судья, который и нужен для того, чтобы уложиться в срок.

Судья же принимает решение – либо заключить человека под стражу, либо отпустить его (да, такое случается). Либо может продлить задержание до 72 часов, если ему нужно от следствия дополнительное обоснование оснований ареста.

А если каким-то образом следователь срок 48 часов «прошляпил» и в суд не успел – то задержанного нужно отпускать (ч.3 94 УПК).

Примечание: на практике бывает так, что из-за загруженности судьи дело по аресту рассматривается не сразу. Адвокат и следователь ждут в коридоре суда своей очереди, а срок идет. И тогда срок 48 часов просто по времени может «слететь» из-за организационных проволочек (следователь материалы поздно привез в суд, судья занят и пр.

) Однако, радоваться рано, конечно задержанного прямо из суда по этой причине никто не отпустит (хотя строго по закону-то должны – вроде бы норма ч.2 91 УПК прямо это требует). Но слишком много неприятностей это повлечет и для следователя, и для судьи.

Опасность «слета срока» всего лишь ускоряет процесс рассмотрения дела – судья ведь начинает тоже нервничать, особенно если адвокат будет «качать права».

Если требуется полноценная консультация – смотрим здесь

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c2f4c1fa2966000aa0dc98e/zaderjanie--shema-i-chastye-narusheniia-5f59e371efb9584a8217c50d

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.