Пристает к пьяной

Содержание

Что делать, если к вам пристают на улице? Психологи советуют, как вести себя с агрессивными и пьяными людьми

Пристает к пьяной

Недавно мы запустили опрос: «Бить или бежать? Как вы поступаете в конфликтных ситуациях?». Сегодня смотрим результаты (сравните, вы бы тоже так поступили?). А еще попросили психологов посоветовать, что делать, когда мы попадаем в экстренную ситуацию с пьяными, неадекватными или очень агрессивными людьми.

Во дворе выпивает шумная компания. Большинство предпочитает не вмешиваться

Больше половины ответивших говорят, что предпочтут плотнее закрыть окно или возьмут беруши. Примерно каждый третий позвонит в милицию. 15% прикрикнут с балкона, и только 3% спустятся пообщаться с выпивохами.

Остальные результаты – здесь.

клинический психолог высшей квалификационной категории, гештальт-терапевт, преподавательница МиГИ 

• Не стоит кричать с балкона. Вас не воспримут всерьез.

• Если собрались выходить, оцените, насколько компания пьяна и агрессивна. «Это видно по общению между людьми, выпивающие могут кричать друг на друга», – комментирует Ольга.

• Если компания очень пьяная, лучше вызывать милицию. Если компания не агрессивна, можно разрядить напряжение шуткой.

• Не надо нападать и проявлять свое раздражение. Избегайте фраз: «тут запрещено», «здесь нельзя».

• Обращаться с уважением и предлагать выход из ситуации: «Ребят, я понимаю, что вы так классно сидите, вам хорошо, но и меня поймите: я тут живу и хочу отдохнуть. Может, смените место?»
 

психолог, гештальт-терапевт

– Надо помнить, что мы общаемся с неадекватными людьми. Пьяными больше руководят животные инстинкты. Я сам был свидетелем, когда во дворе голый мужчина бегал, кричал, что он бог, разбивал машины. Я не стал выходить и вызвал наряд милиции.

В итоге выяснилось, что мужчина под спайсами. Даже двум милиционерам пришлось побегать за ним, а скрутить мужчину оказалось сложной задачей. Поэтому лучше обращаться к милиции. Еще неплохо иметь телефоны местного РОВД.

В том случае до 102 я почему-то не смог дозвониться.

В соседней квартире громко кричат: там семейный конфликт. Половина предпочтет не вмешиваться

«Сами разберутся», – считает 50% ответивших. Только 11% в таких ситуациях звонили в милицию, а 15 % звонили в дверь – либо с безобидным вопросам, либо просили угомониться.

Остальные результаты – здесь.

Вот что говорит психолог: «Дверь, скорее всего, откроет агрессор». 

Ольга Прилищ:

  • Сначала проверьте соседей со словами: «Я за солью», «Все ли у вас в порядке, почему вы так шумите?» Психолог предупреждает: если это насилие, дверь, скорее всего, откроет агрессор.
  • Говорите от себя: «Я слышу крики, и они меня пугают (настораживают, мешают)».
  • Можно предупредить, что вы можете защититься: «Мне мешает ваш шум, если не успокоитесь – вызову милицию». Такое может остудить агрессора.
  • Психолог замечает, что за пару минут нельзя определить, насилие это или бытовая ссора. Если крики продолжаются, то загляните к соседям в «тихое» время. Быть может, вы встретите жертву насилия и сможете предложить помощь.

Пьяная компания на улице или в транспорте пристает к человеку. И снова половина предпочитает не лезть

51% в таких ситуациях старается не вмешиваться. 30% помогали жертве, но без рукоприкладства. У 4% доходило до драк.

Остальные результаты – здесь.

А что, если пристают к вам? вот что советует психолог

Ольга Прилищ:

• Сказать спокойное, твердое и обоснованное «нет»: «Нет, я спешу по своим делам», «Нет, я не знакомлюсь», «Нет, у меня есть молодой человек».

• Показать, что вы недовольны ситуацией. Тут может помочь повышение голоса.

• Если вас не пропускают, предупредите, что вы переходите к следующему шагу для защиты: «Вызову милицию», «Буду кричать и звать на помощь», «Позвоню другу/парню», «Ударю». Последнее – крайний шаг. Психолог советует говорить эти фразы, только если вы на самом деле так сделаете.

гештальт-терапевт, магистр психологических наук

  • Важно остановить разговор и показать, что в таком тоне с вами нельзя говорить. Вы можете сказать: «Я не буду продолжать разговор в таком тоне», «Свое плохое настроение оставьте при себе», «Я не намерен(а) это слушать».
  • В ситуации «преподаватель–студент», «начальник–подчиненный» важно после конфликта поддержать себя. Объясните себе, что совсем не плохо, если вы не могли ответить на грубость, ведь у вас меньше прав. 
  • В этой же ситуации можно ответить так: «Когда вы говорите в таком тоне, мне хочется грубо ответить, но субординация не позволяет», «Я готов(а) выслушать                                 ваши замечания, но не могли бы вы говорить в конструктивном ключе?»

В поезде (самолете, автобусе) незнакомые дети ведут себя очень шумно. Большинству это не мешает

45% ответивших не обращают на это внимания. Треть обращаются к родителям с просьбой унять детей. А вы как поступаете?

Остальные результаты – здесь.

Елена Овчинникова:

– Я сама мама двоих детей. Хочу заметить, что в нашем обществе не принято относиться терпимо к детям и к тому, что каждый проявляет себя и эмоции. У нас такой менталитет: есть желание заткнуть всем рот, чтобы никто не высовывался. Одно дело, когда дети переходят границы: лезут на руки, трогают вещи. Другое дело – когда шум такой, словно вы возле детской площадки.

Общественный транспорт – это такое же общественное пространство, как улица. Оно предполагает шум. Мы имеем право сказать, что это причиняет дискомфорт. Но другой имеет право не обеспечивать комфорт.

Чтобы вас услышали, поговорите с родителями. Они отвечают за ребенка и знают, как его успокоить. Лучше не обращаться в стиле «вы должны успокоить ребенка». Говорите через Я-высказывание.

Например: «Для меня сейчас важно поспать, можно на какое-то время занять ребенка?»

На тротуаре лежит человек. 14% в таких случаях к нему не подойдут 

37% в таких ситуациях убеждались, что человек пьян, – «дальше не мое дело». 24% вызывали экстренные службы и дожидались их приезда. А 13% оказывали первую помощь.

Остальные ответы – здесь.

Почему мы предпочитаем не вмешиваться? Вот что говорят психологи

Елена Овчинникова:

– Это связано с нашим менталитетом и воспитанием. Они нас учат не чувствовать себя, своих границ. У большинства нет понимания, на что они имеют право. Нет ощущения собственных границ.

Поэтому некоторые дают советы, когда не просят, и не берут ответственность в ситуациях, когда просят помощи. Это плохо, потому что мы все равно переживаем. Человек пройдет мимо, а потом думает: что же произошло, надо было помочь и т.д. Возникает чувство вины.

И если все время так игнорировать эти ситуации, то человек потом перестает замечать эти моменты, чтобы не испытывать вины.

Ольга Прилищ:

– Во-первых, потому что, когда мы видим агрессию и слышим выкрики, нам становится страшно. Это естественно, это инстинктивная реакция организма.

А вдруг я пойду – там выйдет бугай, и я еще получу? Во-вторых, потому что иногда действительно трудно разобраться, ругается ли пара или у них насилие. В-третьих, в случае с криками соседей есть опасение, что человека отвергнут.

Я ведь сосед – вдруг ко мне потом будут хуже относиться? Вообще, надо ли помогать или нет – индивидуальное решение. Кто-то испугается, решит пройти мимо и таким образом примет верное для себя решение.

Арсений Володько, психолог, гештальт-терапевт

– Было одно исследование – «эксперимент с добрым самаритянином». Одной части студентов читали притчу про доброго самаритянина, другой дали другое задание. После этого все студенты должны были перейти в другой корпус. А те, которым читали притчу, должны были еще прочитать лекцию про добро. На пути был подставной человек, который изображал, что ему плохо.

Оказалось, что обе группы реагировали одинаково. В итоге помочь остановилось мало людей. Там начинали срабатывать такие установки: ему поможет кто-то другой, меня ждут и т.д. Поэтому даже советуют кричать «пожар», а не «на помощь». Так вы задеваете личные интересы людей – они с большей вероятностью помогут.

Когда много людей вокруг, мы предпочитаем не вмешиваться.

Что еще мы узнали из опроса

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Источник: https://citydog.by/post/opros-conflict-results/

Есть такое мнение, что женщинам ездить в такси небезопасно — мол, мужики пристают, завозят в гаражи, насилуют. Может быть, и бывает такое, не знаю. Всякие молодые-горячие и не очень умные что угодно могут творить, особенно когда заказ не официальный, а “с руки” и его никак не отследишь.

Я за свои двадцать лет в такси ни к кому не приставал ни разу, а вот ко мне — бывало.

— Ой, а можно тебя потрогать?

— Ну что ты как не мужик?

Мымра бухая, да ты на себя в зеркало посмотри! От тебя хочется бежать как от огня, а не сидеть с тобой в одной машине в пробке и перегаром твоим дышать!

Иногда ловишь себя на мысли: была б не своя тачка — бросил бы тебя тут и действительно сбежал бы!

Особенно мрачный день в этом смысле — 8 Марта. Вот честно, десантников или пограничников в их профессиональные праздники возить не так рискованно, как развозить дам после восьмимартовских корпоративов. В этом году вообще чудом ушёл.

Поступает заказ от одной известной крупной компании, на Павелецкой у них офис. Приезжаю. Три подруги, стоят практически домиком, лыка не вяжут, матерятся покруче любого из моих коллег, кое-как уминаются на заднее сиденье при помощи какого-то тоже пьяненького мужичка.

© РИА Новости / Илья Питалев

Мужичок ко мне подходит и нормально так говорит:

— Шеф, девчонки перебрали, ты давай аккуратнее там, довези в целости и сохранности…

Одной недалеко было, где-то тоже на Садовом, а вот двум другим — к чёрту на рога, сначала на Ленинский, потом в Очаково. Они первую (самую трезвую, надо сказать) высадили — и началось.

— Ик! Ю-ю-юльк, а смотри, что я со стола с… свистнула! — в зеркало смотрю — бутылка мартини.

Начали “догоняться”. Со всем вот этим бабским трёпом про мужей-козлов, любовников-козлов, коллег-козлов — короче, куда ни плюнь, в козла попадёшь.

— Девушки, в такси употреблять спиртные напитки запрещается, — говорю я, хотя и вижу, что это совершенно бесполезно. Но мне предупредить пассажирок в любом случае надо, чтобы на камере потом было, что это не с моего одобрения они на заднем сиденье вечеринку устроили.

— Давай рули, козёл, — ответили барышни.

Юлька эта вышла. Прощались они, правда, минут пять ещё, всё никак не могли уняться. Затем оставшейся пассажирке стало скучно, она давай кому-то названивать.

— Ну, Ко-о-оль, ну встре-е-еть меня у подъезда-а-а, а то я боюсь, тут таксист такой строгий!

Подъезжаем к подъезду — никого нет, деньги с карты списались. Мне с ней стоять, в общем-то, особого кайфа нет, я уже заказ взял неподалёку.

— Ой, ну помогите мне выйти! — визжит девушка.

Ладно, думаю, помогу. А она поскальзывается и виснет у меня на шее, причём ещё как-то совсем неприлично ко мне прижаться норовит.

И, конечно же, по закону подлости именно в этот момент из подъезда выходит её Коля. Здоровый амбал, по лицу видно, что боксёр или борец: нос ломаный, уши прижатые, лысый, глаза злобные.

Стоит сверлит нас ненавидящим взглядом, а у меня на руках висит его ненаглядная.

— Получите, распишитесь! — я не знаю, как это из меня вырвалось, как будто какой автоответчик сработал. — Мужик, ты ж видишь, даме твоей нехорошо, помоги!

Боксёр усмехнулся, за плечи свою ненаглядную встряхнул и повёл в подъезд, а я сел в машину. Адреналин зашкаливал. Выдохнул, поехал на следующий заказ.

В другой раз еду под утро домой. Наработался уже достаточно. Остаётся две минуты до родного подъезда. На Крылатских Холмах чуть не под колеса вываливается девушка. Полураздетая, в расстёгнутой шубке. Бегает по дороге, шатаясь, размахивает руками.

Я её объехал, проехал ещё метров двести и думаю: “Блин, время 3:30 утра, минус семнадцать за окном, замёрзнет же или собьёт кто”. Разворачиваюсь — так же стоит, руками машет. Остановился.

Ни здрасте, ни до свидания — плюхается на сиденье, от перегара потеют стекла.

— Поехали! — командует она.

— По барабану! Подальше от этого урода.

Хорошо хоть, ехать было недалеко. Приезжаем. Там две улицы, и то она толком показать не может, какой дом. Через минут пять только смогла определиться.

Выходит. Резко возвращается. Открывает дверь машины.

— Подожди-и-и, а где-то у меня мобильник тут был! Ты, что ли, у меня его спёр?

Дружно ищем мобильник. В итоге прошу сказать номер телефона, набираю — мобильник, конечно же, в женской сумочке. Проводил даму до подъезда. Зашла — можно расслабиться.

Приехал домой, сплю. Семь утра. Звонок телефона.

— Алло, а это ты меня вчера вёз? А чего тебе от меня надо-то было? Может, ты меня изнасиловал, а я и не знаю, а? — визжит голос в моей трубке.

Я сбросил звонок, номер заблокировал. Больше ничего о ней не слышал никогда. Не жалею совсем.
Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.